Задай вопрос
юристу

Отправить вопрос    


первая консультация бесплатно

10


лет работы
15


минут ожидание ответа
2000


компаний и адвокатов

Наследование сыновьям раздел земли в россии дворяне


наследование сыновьям раздел земли в россии дворяне

Даже члены земских управ из лиц, не пользующихся правом поступления на государственную службу, по выслуге трёх трёхлетий, могут быть представляемы губернатором к производству в первый классный чин.

Передача потомственного дворянства по наследству[ | ]

Распространение дворянского достоинства на детей, рождённых до пожалования дворянства, зависело от «высочайшего благоусмотрения». Вопрос о детях, рождённых до получения их отцами чина или ордена, дававших право потомственного дворянства, решался по-разному. Высочайше утвержденным мнением Государственного совета от 5 марта 1874 года ограничения, касавшиеся детей, рождённых в податном состоянии, включая и рождённых в нижнем воинском и рабочем звании, были отменены.

Пожалование дворянством после 1917 года[ | ]

право владения населёнными имениями (до 1861),

свобода от обязательной службы (в 1762—1874, позже была введена всесословная воинская повинность),

свобода от земских повинностей (до второй половины XIX века),

право поступления на государственную службу и на получение образования в привилегированных учебных заведениях (в , , принимались дети дворян из 5 и 6 частей родословной книги и дети лиц, имевших чин не ниже IV класса),

право корпоративной организации.

поступление на военную службу сразу в чине офицера (когда простолюдин должен был до него дослужиться).

Получившие дворянство непосредственно через чин или пожалование орденом вносились в книгу той губернии, куда они пожелают, даже если не имели там никакого имения. Это положение существовало до Указа от 6 июня «О порядке ведения родословных книг для дворян, не записанных в родословные книги в губерниях», по которому на герольдмейстера возлагалось ведение общей для всей империи родословной книги, куда стали вписывать дворян, не владевших недвижимостью или владевших ею в губерниях, где не было дворянских учреждений, а также приобретших права потомственного дворянства , не подлежавших на основании Указа от 28 мая 1900 года внесению в губернские дворянские родословные книги.

Дворяне имели право ношения . Общим для всех дворян был титул «ваше благородие». Имелись также родовые дворянства— (барон), и (ваше сиятельство), а также другие титулы. Если служившие дворяне имели титулы и мундиры, соответствовавшие их чинам гражданского или военного ведомства, то неслужилый дворянин сохранял право носить мундир той губернии, где имел поместье или был записан, а также право «по прозвании своем писаться как помещиком его поместий, так и вотчинником родовых, наследственных и жалованных его вотчин».

Одной из привилегий, принадлежавшей исключительно потомственным дворянам, было право иметь родовой .

е. тех, кто был бы призван к наследованию в том случае, если бы завещание не было составлено или утверждено. Соответственно основными получателями обязательной доли должны были стать дети, а при их отсутствии – родители завещателя. Такое нововведение требовало и обратного: официально признаваемой государством возможности для собственника и даже его наследников более дальней очереди лишить необходимых, но «недостойных» наследников полагающегося им имущества. Опираясь на опыт Германии, реформаторы предложили перечень поводов к устранению того или иного лица от наследования. В основе его лежали разного рода «повреждения здоровья» и оскорбления, нанесенные будущим наследником завещателю. Но вопреки зарубежным идеям проект предоставлял наследодателю право лишить одного из своих наследников причитавшейся ему обязательной доли и предоставить ее прочим сонаследникам или некоторым из них, ввиду того, что лишенный наследник обладает имуществом, значительно большим его обязательной доли [8].

Интересно, что большинство российских юристов не видели особого противоречия между общим переходом от разделения имущества на родовое и благоприобретенное к единому порядку наследования и сохранением (даже расширением) института заповедных и временно-заповедных имений. Например, все члены, входившие в состав созданной при С.-Петербургском юридическом обществе Комиссии для обсуждения проекта книги IV Гражданского уложения, высказались как за отмену родовых имуществ, так и за сохранение, с разрешением создавать новые, заповедные имения. При этом, как открыто заявил А.И. Каминка, главными были соображения «политические», а не «юридические». Это, прежде всего, «необходимость гражданско-правового института, поддерживающего престиж … привилегированного сословия». С другой стороны, указывалось, что с введением равенства наследственных долей братьев и сестер процесс раздробления дворянских имений пошел бы еще быстрее, но определенным тормозом этому движению могло бы стать сохранение института заповедных имений [24, с. 1–9].

В противоположность позиции юридической общественности российское дворянство в большинстве считало полное упразднение различия между родовым и благоприобретенным имуществом слишком радикальным новшеством, грозящим серьезными бедствиями их сословию. Главными аргументами в пользу сохранения особых родовых имуществ являлись: во-первых, этические соображения, связанные с тем, что владение данным видом собственности налагало на владельца серьезные обязанности в отношении родственников, прежде всего детей. Во-вторых, родовые имущества мыслились как важнейшая составляющая поддержания престижа дворянских родов [24, с. 1–3]. Соответственно, несмотря на то, что проект редакционной комиссии вроде бы разрешал все требования дворян, он был встречен российским дворянством очень холодно. Даже апелляция к сохранению заповедных имений не изменила ситуацию. Позиция дворян, в массе своей предлагавших не коренную ломку, а лишь реформирование системы наследования, отчетливо проявилась при обсуждении в Государственной думе и Государственном совете проекта Министерства юстиции «Об уравнении прав наследования по закону лиц мужского и женского пола и родственников по мужскому и женскому колену».

В феврале 1909 г.

руб. в приданое. Впрочем, дворяне и дворянки нередко умирали, не оставив завещания, и их наследникам приходилось самостоятельно договариваться между собой о разделе наследства. Нотариальные документы крепостных книг XVIII в. содержат сотни примеров таких соглашений, именуемых «раздельными записями», которые показывают, каким образом овдовевшим супругам, детям, зятьям и невесткам удавалось договориться о разделе имущества умершего. Раздельные записи также демонстрируют общую заботу о том, чтобы свести к минимуму дробление собственности. Так, по соглашению о разделе, заключенному в 1753 г. между четырьмя сестрами Шухертовыми, одна из них отказалась от своей части отцовских земель в Устюжском и Бежецком уездах и взяла доли сестер в Кашинском уезде, чтобы округлить владения в этом месте. Настасья Колобова после смерти матери в 1778 г. подписала с отцом раздельную запись, в которой за 10 тыс. руб. уступила ему свою часть принадлежавшей матери ткацкой фабрики с приписанными к ней крестьянами. Она заявила, что отец уже истратил большую часть собственного капитала на обучение крестьян работе на этом предприятии, а поскольку разделить фабрику невозможно, то она готова получить единовременную выплату вместо своей доли отцовского дела. Тема раздела имений часто звучит в дворянских мемуарах. Идеализируя жизнь дворянства в дореформенную эпоху, многие авторы изображали себя или своих героев действующими исключительно в интересах братьев и сестер. Аркадий Кочубей рассказывал, как они с братьями решили справедливо распределить между собой имущество при разделе отцовских поместий: «В начале 1826 года мы, наконец, решились разделить родовое наше имение, так как матушка не могла уже управлять, и я женился, — вспоминал он в своих мемуарах. — У нас часто происходили политические споры за обедом и большею частью на французском языке, вследствие этого приезжающие к нам соседи думали, что мы спорим о наследстве, а напротив того, раздел наш кончен был в несколько часов». Кочубей описал деревни, которые пожелал получить каждый из братьев, и заметил, что сам он удовольствовался деревней, приносившей тогда очень мало дохода, потому что у его жены было прибыльное имение. Авторы других мемуаров того времени хвалили своих отцов за то, что те отдали лучшие деревни их братьям или сестрам, оставив себе имения, обремененные долгами. Декабрист. Сергей Волконский в письме к племяннику из ссылки вспоминал, что «в семейных денежных делах наших» они с братьями «никогда не совещались с законами».

Дворянство в России

Свод законов Российской империи определял дворянство как сословие, принадлежность к которому «есть следствие, истекающее от качества и добродетели начальствующих в древности мужей, отличивших себя заслугами, чем, обращая самую службу в заслугу, приобретали потомству своему нарицание благородное. Благородными разумеются все те, кои от предков благородных рождены, или монархами сим достоинством пожалованы». А.С. Пушкин:

С конца XII века дворяне составляют низшую прослойку знати, непосредственно связанную с князем и его хозяйством, в отличие от боярства. В эпоху Всеволода Большое Гнездо, после разгрома в 1174 году старого ростовского боярства, дворяне вместе с горожанами временно становятся основной социальной и военной опорой княжеской власти (в частности, поражение ростовских бояр в битве на Калке не отразилось на боеспособности войск Северо-Восточной Руси).

С XIV века дворяне стали получать за службу землю: появился класс землевладельцев — помещиков. Позже им была разрешена покупка земли. После присоединения Новгородской земли и Тверского княжества (конец XV века) и выселения вотчинников из центральных районов освободившиеся таким образом земли были розданы дворянам под условием службы. Судебник 1497 года ограничил право перехода крестьян. В феврале 1549 года в Кремлевском дворце состоялся первый Земский Собор. На нём выступил с речью Иван IV. Вдохновляемый идеями дворянина Пересветова, царь взял курс на построение централизованной монархии (самодержавия) с опорой на дворянство, что подразумевало борьбу со старой (боярской) аристократией. Он публично обвинил бояр в злоупотреблениях властью и призвал всех к совместной деятельности по укреплению единства Российского государства. В 1550 году избранная тысяча московских дворян (1071 чел.) была испомещена в пределах 60-70 км вокруг Москвы. Уложение о службе 1555 года фактически уравняло дворянство в правах с боярством, включая право наследования. После присоединения Казанского ханства (середина XVI века) и выселения вотчинников из района опричнины, объявленного собственностью царя, освободившиеся таким образом земли были розданы дворянам под условием службы. В 80-е годы XVI века вводились заповедные лета. Соборное уложение 1649 года закрепило право дворян на вечное владение и бессрочный сыск беглых крестьян.

Усиление русского дворянства в период XIV—XVI веков происходило в основном за счёт получения земли под условием военной службы, что фактически превращало дворян в поставщиков феодального ополчения по аналогии с западноевропейским рыцарством и русским боярством предыдущей эпохи. Поместная система, ведённая с целью усиления армии в ситуации, когда уровень социально-экономического развития страны ещё не позволял централизованно оснащать армию (в отличие, например, от Франции, где короли с XIV века начали привлекать рыцарство в армию на условиях денежной оплаты сначала периодически, а с конца XV века — на постоянной основе), обернулась крепостным правом, ограничившим приток в города рабочей силы и затормозившим развитие капиталистических отношений в целом.

Пётр I унаследовал от своего отца общество, которое делилось на сословия «тяглые», обязанные государству «тяглом» (налогами и повинностями) и «служилые», обязанные государству службой.

Наследственное имущество крепостного крестьянина (при отсутствии у него сыновей) поступало в распоряжение князя, который обязан был снабдить дочерей умершего приданым при их выходе замуж.

2. С развитием феодального строя в России появились новые памятники русского права XIV‑XV вв.: Псковская судная грамота и Новгородская судная грамота, Судебник 1497 г., Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г.

Особую значимость в развитии русского права в период феодальной раздробленности Руси придается Псковской судной грамоте, которая не только развивала основные положения Русской правды, но и формулировала новые правила (XIV‑XV вв.).

Псковская судная грамота уже различает наследование по завещанию– «приказное» и наследование по закону– «отморщина». Завещание, называемое «рукописанием» или «порядной», составляется в письменной форме. В отдельных случаях право на получение наследства по завещанию можно было доказать с помощью четырех–пяти свидетелей, которые присутствовали при устном волеизъявлении завещателя.

Расширился круг наследников по закону. К ним относятся переживший супруг, дети, родители, а по боковой линии– братья и сестры. В первую очередь призывались к наследованию по закону переживший супруг и дети умершего. Если таковые отсутствовали, то наследниками становились родители умершего, в случае их отсутствия– братья, сестры и «ближнее племя».

Псковская судная грамота устанавливала облегченный порядок разрешения споров между наследниками. Родители, дети, братья, сестры или другие близкие родственники имели право предъявлять иск друг к другу на основании «простой доски» по поводу вещей, отданных наследодателем своим родственникам, или по поводу имущества, взятого наследодателем у кого‑либо из его родственников. Однако такой порядок не распространялся на посторонних людей. Закон ставил зависимые слои общества в худшее положение, чем представителей, которые находились у власти. Так, после смерти изорника его жена и дети должны были уплатить феодалу «покруту», которая была в свое время получена от него изорником. В случае отсутствия жены или родственников у умершего изорника феодал имел право продавать его имущество для возврата выданной «покруты». Если впоследствии появлялись родственники изорника, они теряли право требовать с феодала возвращения сумм от проданного имущества.

Наиболее значительным памятником права в Московский период является Судебник 1497 г. Его источниками стали Русская правда, Псковская судная грамота, текущее законодательство московских князей. Судебник не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново, а старые нормы были существенно переработаны. Судебник способствовал внесению единообразия в судебную практику, а главное– он ввел новые общественные порядки.

Судебник 1497 г.

Тенденция разграничения в порядке наследования движимого и недвижимого имущества не только сохранялась, но еще более усиливалась. Движимым имуществом собственник распоряжался свободно. Недвижимое имущество нельзя было завещать церквям. Поместье переходило по наследству к сыновьям, каждый из которых получал из него «по окладу». Определенные доли выделялись «на прожиток» вдовам и дочерям. Наследовать по завещанию можно было только купленные вотчины. Родовые и выслуженные (жалованные) вотчины переходили к наследникам по закону, являющимся членами рода. Их не имели права передавать посторонним лицам и женщинам. Уложение с изменениями и дополнениями просуществовало почти двести лет, став основой Свода законов Российской империи. Но вскоре после издания Уложения начал накапливаться новый правовой материал, в той или иной мере изменяющий, дополняющий и даже отменяющий его отдельные нормы. Дальнейшее развитие законодательства о наследовании и о недвижимых вещах было связано с Указом о порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах от 23 марта 1714 года (более известным как Указ о единонаследии). В понятие «недвижимые вещи» были объединены вотчины и поместья, а также дворы и лавки (ст.1 Указа). С целью предотвращения дробления недвижимости и сохранения крупных землевладений указ предусмотрел передачу всего недвижимого имущества одному сыну. Остальные дети наследовали движимое имущество. Дочери наследовали недвижимое имущество по завещанию только при отсутствии сыновей. Для того чтобы недвижимость перешла к дочери, ее муж должен был принять фамилию наследодателя, в противном случае недвижимость переходила государству. 17 марта 1731 года императрица Анна Иоанновна отменила главные положения указа. Теперь недвижимость переходила ко всем сыновьям в равных долях, дочери получали одну четырнадцатую, а вдова - одну восьмую; из движимого имущества дочерям выделялась одна восьмая, а вдове - одна четвертая доля. При этом родовое недвижимое имущество (майоратное) переходило только к наследникам по закону. По завещанию можно было распорядиться любым имуществом, кроме майоратных и заповедных имуществ. В товарно-денежные отношения стало вовлекаться все большее число участников. Исключительным правом купечества являлись торговля, ремесло, держание лавок. Купцы могли держать мануфактуры, заводы (землей они владели только в размере на один завод) и городские дома. Расширенными были дворянские имущественные права. Только дворяне могли владеть деревнями и крестьянами, организовывать на своих землях фабрики и заводы. Дворянам разрешалась оптовая (но не розничная) торговля. В пределах своего имения дворянин мог осуществлять любую хозяйственную деятельность, не запрещенную законом.

Раздел земли между пятью ее сыновья­ми был неизбежен, но так или иначе земля оставалась в родовом владении; а вот «выделять части дочерям — это уже настоящая по­теря для фамилии»17. Елена Хвощинская в середине XIX в. описы­вала, как ее бабушка выдала замуж всех своих шесть дочерей, но потребовала, чтобы они с семьями остались жить у нее в поместье18. Мать Елизаветы Водовозовой вообще отвергла законы о наследстве, когда в 1861 г. при разделе семейного состояния заявила, что знает «лучше всех законов в мире, кому из ее детей что нужно»19. Муд­рость ее в данном случае подсказала ей лишить наследства четве- рыхдетей в пользу старшего сына. Ho решение сохранить владения семьи в целости не всегда бывало столь тягостным для ее членов, и некоторые дети с готовностью приносили жертвы ради этой цели. Мария Николева повествует о стараниях отца повысить урожай­ность в имении и хвалит сестер и братьев, не допустивших дробле­ния земли ценой отказа от брака20.

Законодатели иногда горевали о разрушительных последстви­ях разделов наследства, но при этом предупреждали родителей о том, что предпочтение одних детей перед другими также может привести к расточению семейного богатства. Члены Уложенной комиссии 1767 г., обсуждая обязанности родителей, советовали дворянским семьям обеспечивать своих детей поровну, «понеже неравенство в содержании производит с начала зависть, а наконец оное обращается в несогласие, по времени же выводит бедственные следствия для семейства»21. И действительно, споры из-за наслед­ства часто заканчивались финансовым крахом всех участников, в том числе и победителя.

ОПАСНОСТИ РАЗДЕЛЬНОГО НАСЛЕДОВАНИЯ

В соответствии со ст. 36 СК РФ к имуществу, не входящему в состав общесупружеского имущества, относится: - добрачное имущество (веши и имущественные права, принадлежащие каждому из супругов до вступления в брак); - имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам; - вещи индивидуального пользования за исключением

Одной из существенных особенностей исполнения наказания в виде лишения свободы является то, что для его реализации создается широкая сеть ИУ. Это обусловлено объективными факторами: необходимостью раздельного содержания осужденных в зависимости от пола, возраста, состояния здоровья, прошлой профессиональной деятельности; общественной опасностью совершенного преступления, формой вины, прошлой

В 1985 г. расширяется практика помещения лиц, осужденных к лишению свободы, в колонии-поселения.

Указом о единонаследии определялось, что завещания должны были оформляться в письменном виде, крепостным порядком.

Позднее этот порядок был несколько упрощен. Законодательство разрешало завещателю изменять свое завещание или даже уничтожать его.

Таким образом, стремление законодателя определять правовой статус каждой социальной группы и нормы наследственного права отражено в Указе о единонаследии 1714 г. («О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах»). Различалось наследование по завещанию и по закону. Наследодатель мог завещать недвижимое имущество только одному сыну по выбору; дочери наследовали недвижимость по завещанию и только при отсутствии сыновей. При отсутствии завещания в силу вступал законный порядок наследования, и майоратный принцип здесь соблюдался строго: недвижимость наследовал старший сын, а движимое имущество делилось поровну между остальными сыновьями.

В 1716 году специальным актом регламентируются наследственные доли, которые получали вдовы, в 1725–м закрепляется право наследования родственников по восходящей линии (матери, отца, деда, бабушки).

В 1731 году императрицей Анной Иоанновной Указ о единонаследии был отменен. По новому закону недвижимое имущество подлежало разделу поровну между всеми сыновьями умершего. Однако сохранился запрет при отсутствии наследников распоряжаться своим родовым имуществом, завещая его посторонним лицам. Отмена Указа Петра I, по мнению некоторых авторов, была вызвана тем, что в связи с расширением территории Российской империи в распоряжении правительства оказался обширный земельный фонд, из которого дворянам щедро раздавались земли. При этом сохранилось и не потеряло своего значения уравнение в правах владельцев вотчин и поместий.

Новым указом было установлено, что при наследовании по закону к наследованию призывались все сыновья умершего и в наследство включалось все имущество наследодателя, как движимое, так и недвижимое. Внуки призывались к наследованию в порядке представления и получали долю своего отца, умершего ранее наследодателя. Вместе с сыновьями к наследованию призывались дочери (которые получали в недвижимом имуществе 1/8 часть, а в движимом– 1/4)и переживший супруг наследодателя (в недвижимом имуществе он получал 1/7 часть, а в движимом– 1/4 часть). Если не было нисходящих наследников, к наследованию призывались братья наследодателя. При отсутствии вышеназванных наследников или их отказе от наследства имущество умершего поступало в казну. Этим же указом были расширены права завещателя [6 - Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. И. А. Исаева.– М., 1997.].

До 1722 года вопросы наследования относились к компетенции церковных судов, а впоследствии стали предметом рассмотрения только светских судов.

При Екатерине II было установлено, что наследодатель имеет право завещать свое родовое недвижимое имущество только наследникам по закону, а благоприобретенное имущество– любым лицам.

Задайте Ваш вопрос

Наши преимущества

Вопросы и ответы

  • Лилия Волкова (Москва)

    Вопрос: К какой категории отнесём интервентов в якобы гражданской войны?

  • Даниил (Данил) Волков (Мск)

    Вопрос: Что свидетельствует о зарождении феодальных отношений? Помогите, пожалуйста!

  • Елена Беспалова (Москва)

    Вопрос: схема структуры английского общества в первой половине 17 века дайте ответ очень срочно надо.

  • Ярослава Коновалова (Москва)

    Вопрос: История Руси: политическая раздробленность на Руси